Трейдерский Клуб

Общение о рынках, рисках и жизни. Без пиара и без рекламы. Здесь рады только своим.

Разное: Воспоминания из...

Разное: Воспоминания из...

Сообщение drv » Вс янв 16, 2011 5:40 am

Впервые данная заметка была опубликована 28.09.2010 на форуме Трейдерский Бомонд.

Читал тут недавно на форуме тему о первых жизненных лосях и профитах. Тема, следует отметить, очень понравилась, а кроме того - вызвала из уголков памяти некоторые воспоминания, которые, собственно, я решил изложить в письменной форме.

Воспоминание № раз. Из сладкого детства.

Впервые с понятиями лось/профит столкнулся ещё в глубоком детстве. Не вспомню уже точно, в каком лохматом году это было, то ли в первом классе я тогда учился, то ли во втором... в общем, не существенно. Произошло всё во время летних каникул, когда меня в очередной раз послали в магазин за хлебом. В целом, процедура не сложная и отрепетированная донельзя - пять "кирпичиков" белого, как раз на рубль - и так каждый день. Жили мы тогда в деревне, и хлеба брали много, потому как в голодном тоталитарном совке именно белым хлебом кормили домашний скот. Все остальное, как вы правильно поняли, сожрал кровавый тиран Сталин.

И вот, в один из таких обыденных походов в местный магазинчик, я наткнулся там на главный деликатес всех советских детишек - сгущёнку. До сих пор непонятно - каким-таким чудесным образом она смогла пройти жесточайшие запреты КГБ, чтобы там оказаться, но факт остаётся фактом - была. Следует отметить, что к сгущёнке я, как и все мои сверстники, относился с большим уважением. Более того, именно по её наличию в домашних холодильниках, мы с дружками определяли - чьи родители всё-таки лучше. Конечно, советская сгущёнка не была такой вкусной, как нынешняя, демократическая - это естественно, потому как всю вкусную сгущёнку отбирали для себя монстры из партийной верхушки, а в магазины сбрасывали исключительно отбраковку. Но даже несмотря на это, сгущёнку я шибко любил.

Но в тот раз, помимо привычного желания - накинуться и сожрать, у меня возникли ещё и некоторые другие мысли. Уж не знаю, откуда во мне взялась эта коммерческая жилка (вроде в роду торгашей не было), но, глядя на симпатичные синие баночки, я в своём незамутнённом сознании нарисовал схему отличного, как мне тогда казалось, гешефта.

В нашей полосе сгущёнка тогда стоила 55 копеек. Это была стандартная цена, установленная известно кем для всех продуктовых магазинов. Непонятно почему, но в тот раз мне эта цена показалась удивительно низкой (наверное, я таки слишком сильно любил сгущённое молоко), и, ясное дело, я тут же решил исправить это досадное недоразумение, а вернее - воспользоваться ним, в целях извлечения личной выгоды. Жили мы тогда в двадцати километрах от областного центра, и я, значит, решил, что если затарюсь сгущёнкой в нашем сельском магазине, то в городе смогу продать её по гораздо более выгодной цене. Ну, а на вырученные таким образом средства, купить себе, понятно - сгущёнки.

В общем, вот такой нехитрый план. Всевозможные риски я тогда не рассчитывал, а вернее - сразу же их исключил. Дело в том, что я совершенно искренне полагал, что сгущёнку любят абсолютно все, а значит - купят её у меня во что бы то ни стало. Именно так, во всяком случае, поступил бы я, а ребёнок, как известно, оценивает весь окружающий мир по себе.

Короче говоря, план был готов, и для его реализации не хватало только одного - денег. Очевидно, нужен был инвестор. У инвесторов как раз в тот день был выходной, и они занимались уборкой в доме. До сих пор не понимаю, каким образом я тогда сумел убедить родителей в действенности моего "бизнес-плана", но после того, как я описал им весь алгоритм и обозначил планируемую прибыль, средства на покупку 20-ти банок товара и на билет до города мне таки были выделены.

Следует отметить, что парнишка я был весьма самостоятельный, а поэтому особых проблем с тем, что я в одиночку поеду в областной центр, не возникло. Тем более, что я довольно часто бывал в городе, поскольку оба родителя там работали и время от времени возили меня с собой.

Получив деньги, я схватил большую кожаную сумку, и стремглав помчался в магазин. Там, на глазах у офигевшей продавщицы, деловито упаковал в сумку 20 баночек сгущёнки, и потащил всё это добро на вокзал. До города доехал без приключений, выгрузился из поезда и отправился в привокзальный сквер, где уселся на свободной скамейке, выстроил пирамидкой свой товар и принялся ждать, когда же хлынет клиент.

Людей на привокзальной площади, как водится, было много, но, к моему глубочайшему удивлению, все они проходили мимо меня, не обращая ни малейшего внимания на сгущёнку! Как такое может быть - я определённо не понимал. Это же Сгущёнка! Но, похоже, кроме меня, она ни у кого таких эмоций не вызывала. Приставать к прохожим с просьбами, вроде "Купите баночку за недорого" - мне не позволяла гордость. Поэтому я просто сидел молча, ожидая, когда же наконец во всей этой толпе найдётся хоть один разумный человек.

Сидел я так довольно долго. Начинало потихоньку вечереть. За всё это время, так никто и не заинтересовался моим товаром. В голове вертелись всякие мысли, а детский мозг натужно пытался найти разгадку такому феномену. В итоге я решил, что им тут в городе и без сгущёнки достаточно сладко живётся, хотя что может быть лучше сгущёнки - я всё же не представлял.

Когда я уже начинал задумываться о том, что пора бы выдвигаться домой, ко мне подошла какая-то тётенька:

- Мальчик, ты продаёшь это молоко, что-ли?
- Да, продаю - угрюмо пробурчал я.
- А почём?
- По 80 копеек.
- За баночку? А что ж так дорого-то? - удивилась тётенька.
- Это дорого?! Да это вообще не цена! - завозмущался я - Могу за 75 отдать, но это уже край.

Женщина взяла в руки баночку, внимательно её осмотрела, что-то почитала...

- Тю, так это же обычная сгущёнка! - выдала вердикт тётенька.
- Не обычная, а хорошая! - почти прокричал я, будучи задетым за живое.
- Так она в магазине дешевле стоит.

Тётенька поставила баночку и пошла, а я остался сидеть, негодуя из-за её недалёкости - как это сгущёнка может быть "обычной"?! Когда я всё ж немного поостыл, ко мне пришла первая здравая, за тот период, мысль - сходить в городской магазин, и посмотреть почём там сгущённое молоко. Упаковав в сумку свой товар, я побрёл искать ближайший продуктовый магазин. Каково же было моё удивление, когда там я увидел точно такую же сгущёнку по цене 55 копеек за банку - то есть, точно такой же, по какой я купил её у себя в селе.

Вот это был мой первый серьёзный лось.

Домой я возвращался уже совсем вечером. Сумка с непроданной сгущёнкой почему-то стала крайне тяжёлой, и я еле тащил её от вокзала к дому. По пути представлял себе всякое страшное - провал бизнес-плана, недовольство инвесторов, жестокая расправа, штраф, неустойка, возврат товара поставщику... особенно мучило последнее. Всё это, понятное дело, сил не прибавляло, и в итоге домой я вернулся в полной печали и бледный как мел.

Но дома меня ждал сюрприз, как мне тогда казалось - очень странный. Вместо всех тех ужасов, которые я напредставлял себе по пути, родители лишь долго и весело смеялись (что их так рассмешило - я в то время ещё не понимал), более того - они даже не заставили меня сдать сгущёнку обратно в магазин! В результате у меня на руках оказался почти месячный запас ценнейшего дефицита.

Вот так мой первый лось совсем неожиданно стал профитом. Правда, после того случая, родители ещё долго не называли меня иначе как спекулянтом или сгущёночным магнатом.

Сейчас, с высоты, так сказать, прожитых лет, анализируя этот случай, прихожу к выводу - мне тогда очень повезло попасть со своим гешефтом в такое подходящее время. Случись это на несколько лет раньше - меня там прямо в сквере и повязали бы. Спекуляция-то считалась серьёзной уголовной статьёй. Расстрелять, может, и не расстреляли бы, но что после пыток в КГБ отправили бы на 25 лет в ГУЛАГ - это факт. А если бы я решил провернуть этот бизнес на несколько лет позже - верняк напоролся бы на бригаду местных рекетёров. Шутка ли - шальные 90-е? Что в первом случае, что во втором - точно остался бы без сгущёнки. А так - спасибо товарищу Горбачёву за наше сладкое детство.

Воспоминание № два. Из бурной юности.

Прошли годы, и мои сгущёночные идёи остались в далёком прошлом. За прошедшее время многое вокруг меня изменилось. Изменилась страна, изменились люди, изменились порядки. Теперь я мог свободно продавать что угодно и кому угодно, без риска быть привлечённым к ответственности. Но желание спекулировать к тому моменту у меня уже пропало. Очевидно, что я тоже изменился.

К тому времени, я уже закончил школу и встал перед вопросом - как строить свою жизнь дальше. Вопрос, следует отметить, был весьма непростой. На дворе - вторая половина 90-х, разруха, хаос и бардак, государство на грани дефолта. Впрочем, долго искать ответ не пришлось, так как я ещё в старших классах решил, что после школы всенепременно пойду по пути дальнейшего обучения. В школе я учился хорошо, и даже получил бы медаль (если бы не личный конфликт с классным руководителем), особенно любил точные науки: математику, физику, информатику. Больше всего - физику, за особые достижения в изучении которой, на выпускном получил почётную грамоту. Не медаль, конечно, но тоже неплохо.

Но так как парнем я был практичным, то прекрасно понимал, что связывать свою дальнейшую жизнь с физикой - это у нас в стране, мягко говоря, бесперспективно. Вторая половина 90-х - это было время бурного развития сферы высоких технологий, а поскольку я, кроме физики, увлекался ещё и компьютерами, то выбор для меня был очевидным. Последние три года учёбы (9-й, 10-й и 11-й классы) я каждую неделю ездил в Киев на подготовительные занятия в НТУУ "КПИ". По окончании этих занятий, у меня была бы возможность поступить сразу на второй курс факультета информатики и вычислительной техники одного из лучших ВУЗов Украины.

Надо сказать, данные занятия давались мне очень тяжело - постоянные поездки в общих вагонах, две ночи подряд на "третьей" полке, грязь, вонь, пьяные попутчики - и так каждую неделю. При этом, учебная программа была весьма напряжённой (особенно для меня - ученика сельской школы), и требовала максимальной сосредоточенности и упорного штудирования. На первых занятиях я, признаться, вообще не понимал, о чём говорят преподаватели, потому как у меня в школе, в отличие от столичных лицеев и гимназий, такой материал не был доступен даже учителям. Поэтому, единственный свой выходной - воскресенье, я, вместо того, чтоб отсыпаться, проводил в библиотеках, за чтением всякого непонятного.

Немалую роль играл также и психологический фактор. Я - закомплексованный подросток, одетый в старые брюки со школьной формы и курточку из секонд-хенда с застёжкой на левую сторону (кто не в курсе - это признак женской одежды). Перед занятиями, я прятался в парке, чтобы поесть из баночки привезённую с собой еду. Цена на гамбургер мне тогда казалась просто заоблачной, и я определённо не понимал - как люди могут их себе покупать. Я постоянно стеснялся и стыдился того, как я выгляжу, как хожу, как говорю... Я держался особняком, и старался не вступать в контакт с тамошними студентами, после учёбы - сразу на вокзал.

Вообще, вспоминая то время, я понимаю, что стыдился тогда отнюдь не зря. Вид у меня был действительно убогий, даже жалкий - такой себе малолетний бомжик, приехавший покорять столицу. Особенно сильно я резонировал с киевскими студентами, которые одевались с иголочки и подъезжали к учебному корпусу на шикарных авто. Как я смогу учиться с ними дальше - я тогда представлял себе очень слабо. Но тем не менее, бросать учёбу я не хотел, и держался за неё, как за последний шанс. Было очень тяжело, порою - просто невыносимо. Несколько раз даже порывался всё к чёртовой матери бросить, но всё же сдерживал себя.

В итоге всех страданий, мечта таки сбылась - я закончил обучение, и получил возможность вне конкурса поступить в КПИ. Но воспользоваться результатом мне так и не довелось.

Отец на тот момент постоянной работы не имел, и перебивался временными шабашками. Мать - старший бухгалтер аптечного склада - получала мизерную зарплату, которой едва хватало на скудные харчи. Умер дед. Очевидно, что моя учёба в Киеве была неподъёмной для семейного бюджета, а поэтому на неё пришлось просто забить. Было, конечно, крайне обидно, но других вариантов, кроме как пытаться поступать в какой-нибудь местный ВУЗ, у меня просто не оставалось. Кроме того, я тешил себя мыслью, что полученные знания - это не рюкзак, и за спиною их носить не придётся, а там, глядишь - может, и пригодятся когда.

Я поехал в областной центр, и сдал документы в несколько тамошних ВУЗов. Уровень моих знаний, после киевских курсов, в разы превышал уровень знаний большинства других абитуриентов, и даже некоторых преподавателей, поэтому я искренне полагал, что поступить на бюджетное отделение для меня не станет проблемой. Но опять не угадал.

В то время (впрочем, сейчас не многим лучше), коррумпированность местечковых чиновников просто не знала границ. Когда я выходил со своим билетом, первым делом члены комиссии у меня спрашивали фамилию, после чего, смотрели у себя в блокнотиках, и когда не находили её там - меня дальше уже никто не слушал, несмотря на то, что по билетам я отвечал идеально. Мне не задавали никаких вопросов, ни о чём не говорили, а просто ждали когда я закончу, и указывали на выход. В списке поступивших, понятное дело, я себя потом не находил. Взятки давать я не хотел принципиально, да и нечем было давать. Я всё надеялся, что может хоть в каком-то институте найдётся честный человек, который обратит внимание на мои знания, а не кошелёк. И надеялся совершенно напрасно.

Когда я показывал комиссии свой киевский диплом - надо мной откровенно смеялись, а один дяденька прямым текстом заявил, что я могу смело этим дипломом подтереться, ибо "такие бумажки в Нашем Университете ничего не стоят". В итоге, пришлось поступать на платное отделение. Забегая наперёд, скажу, что впоследствии, когда я уже поступил, многие из тех самых преподавателей, частенько обращались ко мне за консультацией, а несколько раз я даже проводил лекции по Ассемблеру (которого в Нашем Университете вообще никто из Преподавателей не знал) и системному программированию.

На платное отделение поступать было намного легче. Там меня тоже особо не слушали, ибо главной целью вступительного экзамена там являлось вручение абитуриентам счетов об оплате за первый семестр.

Учёба шла довольно легко. Вернее, на первых курсах мне вообще нечего было делать. На лекциях я откровенно скучал, а практические работы все сдавал наперёд. Главной проблемой была оплата за "учёбу". Первый год родители оплатили, при этом, назанимав у знакомых, сильно залезли в долги. Слава богу, банковское кредитование тогда не было так развито как сейчас, благодаря чему семья не попала в пожизненную кабалу. Но чем платить за последующие годы образования - я представления не имел.

Помог случай. Вернее, подвернулась халтурка. Под конец первого курса, нам объявили, что университет купил новый корпус - одно из бывших зданий радиозавода. За лето, руководство университета планирует полностью переделать это здание под учебные нужды, и к осени - открыть. Объём работ - колоссальный, что немудрено, здание-то ведь техническое, и нуждается в полной переделке (то есть, из старого остаются только внешние стены), а посему - требует огромной рабочей силы. Нам, значит, студентам предлагалось принять участие в перестройке корпуса, наряду с бригадами нанятых рабочих, выступая их непосредственными подсобниками.

Нас предупредили сразу - работа черновая, а значит - крайне тяжёлая. В основном, придётся носить, таскать, подавать, держать - в общем делать всё, чтобы профессиональные рабочие могли максимально быстро и эффективно исполнять свои прямые обязанности. Живых денег нам, понятно, платить не будут, но зато всё наше рабочее время пойдёт в оплату последующей учёбы.

Это был мой шанс, и я, конечно же, сразу за него ухватился. Из потока (примерно 150 человек) вызвалось ещё десятка два добровольцев. Правда, большая их часть срезались сразу после первых рабочих дней. Это не удивительно, ибо на счёт того, что будет тяжело - нам не врали.

Первый мой рабочий день начался с того, что под корпус привезли несколько машин раствора, и нам следовало носилками перетащить его на шестой этаж. Надо сказать - раствор и без того, штука крайне тяжёлая, а если ещё с ним приходится пробираться через горы строительного мусора по полуразваленной лестнице, то это вообще весьма сомнительное удовольствие. После двухсотого подъёма, я сбился со счёта. Вернее, просто забыл цифры, да и вообще - едва ли помнил, как меня зовут. Вверх мы поднимали раствор, а когда спускались назад, находчивые рабочие догадались загружать нас обломками кирпичей, ржавыми трубами, радиаторами и прочим хламом "Шоб порожняком не гоняли!".

Как я в тот день вернулся домой - точно вспомнить не могу. Помню только, что закрыл за собой дверь и сразу по ней же съехал на пол. До кровати я в тот раз не дополз, так и лежал на коврике для обуви. Примерно такими же были и все последующие дни - с 9:00 до 18:00, с понедельника по субботу. Воскресенье - отдых в состоянии глубокого коматоза. Но человек - это такое существо, которое ко всему приспосабливается, тем более, когда другого выхода нет. Со временем, организм адаптировался, и нагрузки стали чувствоваться меньше, а к концу лета мы с приятелем вообще стали приносить с собой перчатки, и после рабочего дня, устраивали импровизированные боксёрские поединки.

Зато, за время работы, я научился многому новому и, несомненно, полезному. Могу муровать стены из количества кирпича, вдвое меньшего, чем требовалось по расчётам; могу класть плитку, без помощи каких-либо измерительных приборов; могу постелить линолеум на потолок; умею устанавливать унитазы и раковины так, чтоб у проверяющих не возникало никакого желания проверять качество их установки; могу поставить дверь, которая будет запираться без замка, и окно, которое даже в закрытом состоянии будет пропускать в помещение свежий воздух; научился прибивать вагонку прямо к кирпичу, а также узнал, что клеить обои за шкафом - не обязательно.

Помимо этого, могу выполнять ещё целый ряд всяческих строительных функций, не требующих высокой точности исполнения. Знаю, как можно украсть десять мешков цемента, и заменить их песком, так чтоб это не было заметно. Знаю, как правильно подпереть лопатой к стене пьяного плиточника, чтоб перед начальством выглядело будто бы он трезвый и стоит совершенно сам. Кроме этого, выучил целую кучу новых матюков, которыми сейчас могу мастерски оперировать, благодаря чему не бываю скучным даже в самых изысканных компаниях.

Но самое главное - я заработал себе на целый год учёбы, решив тем самым главную свою проблему того времени. Это позже, когда я занялся бизнесом, оплата учёбы меня перестала беспокоить. Но если бы я тогда не остался работать - кто знает, как повернулась бы моя жизнь в дальнейшем.

Вот такое выдалось профитное лето. Именно благодаря ему, я приобрёл столько всего полезного, и смог получить диплом, которым так ни разу и не воспользовался, и который мне в жизни уже никогда не пригодится, а также - повредил позвоночник, который теперь исправно напоминает о себе хронической болью в спине каждый день, на протяжении вот уже более десятка лет.
Но невозможность завязать шнурки - это ж такая ерунда, по сравнению с хорошими воспоминаниями. :)
Тоталитарная морда™

Меняю моральные ценности на аморальные удовольствия.
Аватара пользователя
drv
Писатель
 
Сообщения: 75
Зарегистрирован: Ср янв 05, 2011 8:38 pm

Вернуться в Архивы

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1